НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ

АЛЬФРЕД АДЛЕР

Осознать ПРИРОДУ ЧЕЛОВЕКА

ГУМАНИТАРНОЕ АГЕНТСТВО «АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ» САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 1997

Перевод Е. А. Цыпина

Редактор М. В. Козикова

ISBN 5-7331-0107-5

© Е. А. Цыпин, перевод, 1997

© Гуманитарное агентство «Академический проект», 1997

© Издательская группа «Прогресс», серийное оформление

Вступление

Эта книжка является попыткой познакомить широкую публику с основами психологии личности. В то же время в ней показывается практическое применение психических принципов НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ не только лишь для выстраивания наших ежедневных отношений с миром вокруг нас и другими людьми, да и для организации нашей внутренней жизни. В базу этой книжки положен годовой цикл лекций, прочитанных перед аудиторией, состоящей из сотен парней и дам всех возрастов и профессий в Народном институте Вены. Цель этой НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ книжки — во-1-х, показать, как ошибочно избранная линия поведения 1-го человека заносит дисгармонию в нашу общественную жизнь; во-2-х, обучить отдельных людей распознавать и признавать свои ошибки и, в конце концов, показать им, как гармонически приспособиться к социальной среде. Ошибки в науке и бизнесе недешево обходятся и достойны сожаления НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, но ошибки в выборе актуального пути могут поставить под опасность саму жизнь. Таким макаром, задачка этой книжки — осветить путь населения земли к наилучшему осознанию природы человека.

ВВЕДЕНИЕ

Судьба человека заключена в его душе.

Геродот

К науке о природе человека не следует подходить с лишней самонадеянностью и гордыней. Напротив, тех, кто ею занимается, отличает НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ популярная скромность. Осознание природы человека — это задачка великанского масштаба, ее решение было целью нашей культуры издревле. Эта наука не из числа тех, которыми следует заниматься только ограниченному числу профессионалов. Ее настоящей целью должно быть зание природы человека каждым человечьим существом. Но этот тезис болезненно воспринимается некими учеными, полагающими НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, что их исследования должны быть исключительным достоянием узенького круга профессионалов.

Из-за обособленного стиля жизни, который мы ведем, не много кто из нас отлично знаком с природой человека. В прошедшем люди не имели способности жить так разобщенно, как мы на данный момент. С самого ранешнего юношества наши связи с НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ населением земли очень небогаты. Семья изолирует нас от остального общества. Весь образ нашей жизни препятствует близким контактам с другими людьми, а контакты нужны для развития науки и искусства осознавать природу человека. Из дефицитности контактов с другими людьми рождается отчуждение от их. Наше поведение в отношении окружающих часто неверно НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, а наши суждения о их часто неверны. Мы нередко повторяем узнаваемый трюизм: люди проходят мимо друг дружку, а говоря вместе, молвят в пустоту. Они обращаются вместе как с чужаками — при этом не только лишь в обществе в целом, да и в очень узеньком кругу своей семьи. Большая часть НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ родителей временами сетует, что не может осознать собственных деток, и в то же время большая часть деток заявляет, что предки их не понимают. Все наше отношение к другому человеку находится в зависимости от того, как мы его осознаем, и означает, такое осознание является основой всех отношений в обществе, Отношения меж людьми стали НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ бы более гармоническими, если б человек лучше знал свою природу. В таком случае наши социальные отношения стали лучше бы, потому что всем понятно: огромную часть проблем и разногласий меж людьми порождает недочет взаимопонимания, а неумение как надо осознать друг дружку может привести к тому, что мы некорректно интерпретируем наружные НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ проявления отношений окружающих нас людей либо обманываемся на их счет.

Сейчас нам предстоит разъяснить, почему мы пытаемся подойти к дилемме природы человека исходя из убеждений мед науки, имея целью заложить базы четкого научного познания в этой широкой и почему не поддающейся четкому исследованию области. Также мы разглядим предпосылки к НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ созданию схожей науки о природе человека и определим, какие препядствия она должна разрешить и каких результатов от нее можно ждать.

Сначала следует увидеть, что психиатрия — это область деятельности, требующая большущих знаний людской природы. Психиатр должен как можно резвее и поточнее просочиться в душу хворого. В этой НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ области медицины практикующий доктор может ставить диагноз, назначать и проводить исцеление только тогда, когда он с уверенностью соображает, что происходит во внутреннем мире пациента. Скользить по поверхности нельзя. Ошибки в диагностике стремительно становятся явными, в то время как правильное осознание природы духовного расстройства ведет к его удачному исцелению. Другими НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ словами, наше познание природы человека проходит тут серьезную проверку. В ежедневной жизни наши ошибки в суждениях о других людях не непременно манят за собой драматические последствия, потому что эти последствия могут дать о для себя знать через такое долгое время после совершения ошибки, что причинно-следственная связь меж ними не явна. Нередко НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ мы бываем потрясены, когда ужасные несчастья познают нас много лет спустя после того, как мы некорректно оценили другого человека. Эти грустные действия обосновывают нам, что каждый должен завладеть эффективными заниями о природе человека.

Наши исследования нервных болезней проявили, что психологические расстройства, комплексы и мании, присущие нервным болезням, фундаментально ничем НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ не отличаются по структуре от поведения обычных лиц. Тут можно с легкостью распознать те же элементы, те же предпосылки, те же закономерности развития. Единственное различие состоит в том, что у психологического хворого они более ярко выражены и их легче установить. Выявив эту закономерность, мы можем извлекать уроки из психологических НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ аномалий и быть настороже, когда подобные им симптомы появляются у на психическом уровне здоровых людей. Для этого нужно только вооружиться проф выучкой, вдохновением и терпением, необходимыми в хоть какой профессии.

1-ое величавое открытие заключалось в последующем: базы людской психики закладываются в самом ранешном детстве. В этом НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ тезисе как таковом нет ничего исключительного: в протяжении веков величавые мыслители не раз делали подобные наблюдения. Новизна состояла в том, что нам удалось установить меж опытом, впечатлениями и соц установками детских лет, как мы смогли их найти, и позднейшими психологическими явлениями неразрывную и неоспоримую связь. Это, в свою очередь, означало, что НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ сейчас мы могли сопоставить опыт и социальные установки ранешнего юношества человека с его же опытом и соц установками зрелого возраста. Таким макаром, мы сделали принципиальное открытие: психологические явления ни при каких обстоятельствах не следует рассматривать по отдельности, более того — их даже нельзя осознать, если не рассматривать как части НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ одного целого.

Итак, мы узнали, что отдельные психологические симптомы можно оценить исключительно в том случае, если изучено и понято их место в общем виде поведения данного человека, во всем его внутреннем микрокосме, в его «стиле жизни». Сделав это, мы оказались в состоянии узреть, что потаенные цели его юношества находятся в четком НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ согласовании с его соц установками в зрелом возрасте. Короче говоря, нам стало до потрясения ясно, что исходя из убеждений психического развития фактически никаких конфигураций не вышло. Деяния и слова, которыми выражались эти цели, могли изменяться, но фундаментальные цели и мотивации, направленные на решение тех же психических задач НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, остались постоянными.

К примеру, взрослый пациент с тревожным складом личности, разум которого повсевременно пребывает в колебаниях и подозрениях, а все усилия ориентированы на самоизоляцию от общества, обнаруживает подобные склонности и психические деяния на 3-ем и четвертом году жизни. Единственное различие состоит в том, что у малеханького малыша, который еще не НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ научился скрывать свои настоящие чувства, такие черты нрава легче найти и объяснить. Потому мы взяли для себя за правило сосредоточивать наши изыскания в главном на детстве наших пациентов. Таким макаром нам часто удавалось додуматься о чертах нрава взрослого человека, с детством которого мы ознакомились, ранее, чем нам НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ о их ведали. Склонности, которые мы смотрим у взрослого, являются практически конкретной проекцией пережитого им в детстве.

Ознакомившись с самыми колоритными мемуарами юношества пациента и зная, как верно объяснить эти мемуары, мы можем точно воссоздать сегодняшнюю структуру его нрава. При всем этом мы имеем в виду тот факт, что отступить НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ от усвоенных в ранешний период жизни моделей поведения для человека очень тяжело. Сильно мало кому из людей удавалось поменять усвоенные в детстве модели поведения, хотя во взрослой жизни эти люди оказывались в совсем других ситуациях. Даже изменение социальной установки во взрослой жизни не непременно ведет к смене модели НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ поведения. Душа не меняет собственной базы; в детстве и зрелости личность сохраняет те же склонности, из чего можно заключить, что ее актуальная цель также неизменна.

Еще есть одна причина сосредоточиться на опыте юношества, если мы желаем поменять модель поведения взрослого человека. Если поменять что-либо в большом припасе актуального опыта НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ и воспоминаний взрослой личности, итог будет ничтожен; нужно выявить фундаментальную модель поведения нашего пациента. Сделав это, мы можем уяснить для себя сущность его нрава и верно диагностировать его болезнь.

Исследование детской психологии стало стержнем нашей науки, и исследованию первых лет жизни был посвящен большой объем научных изысканий. В этой области настолько НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ не мало неисследованного, что есть отличные шансы найти новые принципиальные факты, которые будут представлять гигантскую ценность для зания природы человека.

В то же время, трудясь на благо населения земли, мы разрабатывали методы предупредить развитие дурных черт нрава. Разумеется, что наши исследования привели нас в такую область, как НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ образование, в какой психологи работали многие годы. Образование — заманчивый предмет для исследователей, потому что тут они могут применить все, что узнали в процессе исследования природы человека. Наш основной подход должен быть таким: как можно полнее отождествлять себя с каждым наружным проявлением души человека, проецировать себя на нее и НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ делить радости и печали других людей приблизительно таким же образом, каким неплохой художник-портретист запечатлевает на холсте не только лишь наружность, да и суть изображаемого человека.

Большая часть людей гордятся тем, что в совершенстве обладают умением осознавать природу человека, и могли быть оскорблены, если б кто-либо поставил под колебание их компетентность НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ в этой области, предложив им проверить свои познания на практике. Но те, кто серьезно вожделеет осознать природу человека, обычно, узнавали, чего по сути стоят другие, через сопереживание или в процессе собственных актуальных кризисов, или следя за кризисами других и отождествляя себя с ними. Исследование природы человека можно считать искусством НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, в распоряжении которого имеется огромное количество инструментов, — искусством, тесновато связанным с другими искусствами и принципиальным для их всех. Особенное значение оно имеет для литературы и поэзии. Его основной целью должно быть расширение наших познаний о людях, другими словами оно должно дать нам возможность стать более хорошими, цельными и незапятнанными НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ натурами.

Совместно с заниями о природе человека появляется вопрос, как лучше применить эти зания. Проще всего возмутить человека и вызвать на себя его ожесточеннейшую критику, выложив ему напрямик нагие факты, обнаруженные при исследовании его психики. Те, кто изучает природу человека, должны обучаться ходить по этому минному полю с НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ осторожностью. Наилучший метод попортить свою репутацию - это по легкомыслию злоупотребить своими познаниями, к примеру, желая показать, как глубоко вы просочились в сущность нрава вашего соседа за столом. Даже сведущих в науке людей такое поведение обидит. Мы должны вновь повторить уже произнесенное: познание природы человека обязует нас к скромности. Мы не НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ должны предавать результаты наших тестов огласке немедля либо поспешно. Поступить так было бы извинительно для малеханького малыша, которому не терпится блеснуть разумом и показать свои успехи, но взрослому такое поведение не к лицу.

Нам хотелось бы порекомендовать исследователям людской психики сначала протестировать самих себя. Им не следует навязывать результаты НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ собственных тестов, проведенных на благо населения земли, не желающей того жертве. Так они только создадут дополнительные трудности для науки, которая еще делает 1-ые шаги, и итог в конечном счете будет противоположен хотимому. Психологии в таком случае придется отвечать за ошибки, предпосылкой которых был бездумный интерес юных ученых НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ. Мы должны призвать на помощь свою мудрость и не забывать: не имея перед очами полной картины, не следует делать каких-то выводов относительно ее частей. Более того, такие выводы следует предавать гласности только тогда, когда мы убеждены в их положительном эффекте. Мы можем принести много вреда, высказав даже НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ верное суждение о чьем-либо нраве неподходящим образом либо в неподходящий момент.

Перед тем как продолжить, мы должны разглядеть одно возражение, которое наверное уже пришло на разум многим читателям. Утверждение о том, что стиль поведения индивида остается постоянным в протяжении всей его жизни, окажется для многих непонятным. Но ведь со НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ временем, произнесут они, индивид копит опыт, который с неизбежностью меняет его актуальные установки. Что ж, следует держать в голове: хоть какой факт этого опыта можно объяснить по-разному и нереально отыскать 2-ух людей, которые сделали бы однообразные умозаключения из 1-го действия. Вот поэтому мы не всегда извлекаем из приобретенного опыта НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ уроков. Становиться старше — не непременно означает становиться мудрее! Вправду, мы учимся избегать одних проблем и вырабатываем философское отношение к другим, но нрав нашего поведения от этого, обычно, не изменяется. В предстоящем мы увидим, что людская личность употребляет весь собственный актуальный опыт с одной целью. При ближнем рассмотрении НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ оказывается, что этот опыт должен совпадать с ее стилем жизни, улечся в мозаику ее актуальных установок. То, что мы по сути сами творим собственный актуальный опыт, вошло уже в поговорку; любой из нас определяет, что и как он испытает.

В ежедневной жизни мы смотрим, как люди делают из пережитого любые НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ выводы, какие им угодно. Вот, к примеру, человек, который опять и опять повторяет одну и ту же ошибку. Если вы сможете уверить его в том, что он ошибается, он может отреагировать на это по-разному. Он может сказать: «Вы правы — в последующий раз я это учту». Но схожая реакция нетипична НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ. Вероятнее, он заявит, что совершал свою ошибку столько раз, что отвертеться от этой привычки уже нереально. Он также может свалить вину за ошибку на собственных родителей либо образование. Он может начать сетовать, что в детстве был оставлен без присмотра, что его тогда очень баловали — либо что с ним безжалостно НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ обращались. Каковы бы ни были его отговорки, какие бы он ни предъявлял алиби, он вожделеет только 1-го — снять с себя ответственность за последующие действия. Таким макаром он оправдывает свое поведение и ставит себя вне критики. Сам он ни в чем же не повинет. Если он не достигнул НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ поставленных целей, это вина кого-либо другого.

Такие люди упускают из виду последующее: сами они не приложили практически никаких усилий, чтоб преодолеть свои недочеты либо избежать повторения ошибок. Они предпочитают упорствовать в заблуждениях и с жаром винят в собственных недочетах неудовлетворительное воспитание. Они могут прибегать к одной отговорке в протяжении НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ всей жизни. Хоть какой актуальный опыт может получить огромное количество толкований, и из него можно сделать очень разные выводы. Потому следует осознать, почему заместо того, чтоб поменять стиль поведения, человек извращает и искажает собственный актуальный опыт в согласовании с этим стилем. Самое сложное для людского существа -познать и НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ поменять себя.

Всякий кто не завладел теорией и техникой зания природы человека, столкнется с большенными трудностями, пытаясь перевоспитать людей с тем, чтоб сделать их лучше. Он обречен скользить по поверхности и заблуждаться, считая, как будто достигнул чего-то значимого, так как наружные проявления личности поменялись. Практика указывает, сколь не много НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ изменяет личность такое «перевоспитание»: все конфигурации затрагивают только внешнюю сторону и никчемны, потому что основная мотивация поведения не была изменена.

Посодействовать человеку поменять себя — не обычное дело. Оно просит некого оптимизма и терпения, а сначала — скромности, так как обратившийся за помощью человек сделал это никак не для того, чтоб защекотать НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ чье-то самолюбие. Более того, процесс преобразования личности должен вестись так, чтоб он казался необходимым самому объекту. Всем нам понятно: от смачного и питательного блюда, которое небережно приготовлено и подано в непрезентабельном виде, часто отрешаются.

Наука о природе человека имеет очередной нюанс, который мы можем именовать соц. Не подлежит сомнению НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, что люди будут лучше ладить вместе и дела меж ними станут поближе, если они будут лучше осознавать друг дружку. Тогда для их станет нереально разочаровываться и обманываться в ком-то. В этой способности обмана заключена большущая опасность для общества. Эту опасность должны ясно обдумывать наши коллеги, которым НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ мы преподаем реальный курс. Они должны внушить своим клиентам значимость неведомых и безотчетных сил. Чтоб посодействовать нездоровым, им следует знать все отличия, диссимиляции и иллюзии людского поведения. Вследствие этого мы и должны завладеть наукой о природе человека и сознательно использовать ее на практике, ни на минутку не запамятывая о ее НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ публичном значении.

Кто идеальнее всего адаптирован для того, чтоб собирать и использовать материал этой науки? Мы уже узрели, что ее практическое применение на чисто теоретической базе нереально. Не достаточно просто знать все правила и факты. Нужно использовать наши познания на практике и сопоставлять их с практическим опытом, если мы НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ желаем яснее осознавать эту науку и поглубже просачиваться в ее сущность. Это, фактически, и есть настоящее предназначение теоретической стороны науки о природе человека. Но мы сможем извлечь из нее пользу только тогда, когда выйдем конкретно в жизнь и применим выработанные нами теории на практике. Наше образование дает НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ сильно мало познаний о природе человека, при этом почти все из того, что мы усваиваем, неверно, так как образование еще пока не адаптировано к тому, чтоб давать нам действующие познания о людском разуме. Вне школы каждый ребенок предоставлен себе, он обязан без помощи других оценивать собственный актуальный опыт и хлопотать НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ о развитии собственной личности. Традиции передачи настоящих познаний о людской психике не существует. Таким макаром, наука о природе человека находится сейчас на той ступени развития, на которой химия находилась во времена алхимии.

Наш опыт свидетельствует: для схожих исследовательских работ природы человека идеальнее всего подходят как раз те люди, чьи социальные НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ связи не были искажены нашей запутанной системой образования. Это мужчины и дамы, которых в конечном счете можно отнести или к оптимистам, или к колеблющимся, возможным пессимистам, еще пока не поддавшимся совсем собственному пессимизму. Но общественного контакта с людьми недостаточно: нужен также опыт.

Итак, ввиду дефицитности нашего образования понять природу НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ человека под силу только неким категориям людей Посреди их много раскаявшихся грешников; или тех, кому довелось барахтаться в небезопасном водовороте собственных мыслей и эмоций и кто чуть не утоп в собственных бессчетных ошибках и заблуждениях, до того как выкарабкаться на твердую почву; или тех, кто стоял к схожему НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ водовороту так близко, что ощутил, как он его затягивает. Очевидно, могут этому научиться и другие, в особенности если они наделены даром отождествления себя с другим человеком, даром эмпатии, но наилучший метод осознать людскую душу - пережить все ее страсти самому. Как следует раскаявшийся грешник в наши деньки должен цениться более НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ высоко, чем во времена основания величавых религий Он стоит куда дороже тыщи праведников. В чем здесь дело? Представьте для себя человека, который смог возвыситься над актуальными трудностями, выкарабкался из болота и научился достойно вести себя в неблагоприятной ситуации и извлекать из нее уроки. Он верно осознает отличные и дурные НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ стороны жизни. Никто не может сравниться с ним в этом осознании, во всяком случае — не праведники, которые лицезрели только неплохую сторону.

Когда мы встречаем человека, поведение которого лишило его возможности вести счастливую жизнь, мы считаем, что наше познание людской природы обязует нас посодействовать ему поменять свои неверные взоры НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ на жизнь. Мы должны дать ему новые взоры, взоры, лучше адаптированные к окружающему обществу, более применимые для заслуги счастья в жизни. Мы должны обучить его заного мыслить, указать ему новый образ поведения, в каком энтузиазм к публичным делам и публичный дух играют более важную роль. Мы не предполагаем выстроить для НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ него безупречную чувственную жизнь. Новенькая точка зрения сама по для себя очень ценна для смятенных душ, ибо, усвоив ее, они могут осознать, что заблуждались. По нашему воззрению, строгие детерминисты, которые считают хоть какое человеческое действие процессом, состоящим из предпосылки и следствия, не так далеки от правды. Но если возможности НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ к самопознанию и самокритике есть и отлично работают, предпосылки могут изменяться, а результаты опыта — получать совсем иную ценность. Способность узнавать себя вырастает вкупе с нашей способностью осознавать предпосылки наших действий и динамику нашей души. Стоит осознать это — и вы станете другим человеком и не можете больше уйти от последствий НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ собственного познания.

ЧАСТЬ 1-ая

Базы РАЗВИТИЯ Нрава

1 ЧТО ТАКОЕ ПСИХИКА?

ПОНЯТИЕ СОЗНАНИЯ

Мы приписываем наличие сознания только передвигающимся живым организмам. Подготовительным условием существования сознания является свобода передвижения, так как организмы, крепко укорененные на одном месте, не имеют в нем необходимости. Как неестественно было бы полагать существование мыслей и эмоций у дуба НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ; утверждать, что этот дуб может сознательно согласиться с тем, что его срубят, так как он никак не способен этого избежать; заявлять, как будто он может предчувствовать, что его срубят; приписывать ему разум и свободу воли, зная, что он все равно не сумеет пользоваться этими свойствами. При таких критериях воля НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ и разум дуба безизбежно останутся мертворожденными.

Меж способностью двигаться и сознанием существует строгая причинно-следственная связь. Это и составляет разницу меж растением и животным. Анализируя эволюцию психики, мы, как следует, должны рассматривать все, что связано с движением. Все вопросы, связанные с физическим движением, принуждают психику предугадать, копить опыт и развивать память НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, лучше вооружаться для актуальной борьбы. Мы можем, таким макаром, с самого начала установить, что развитие психики связано с движением и что эволюция и прогресс всех психических явлений обоснованы подвижностью организма. Эта подвижность провоцирует, активизирует и просит все большей интенсификации интеллектуальной деятельности. Представьте для себя человека, каждое движение которого кто-то НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ планирует за него: его идея будет бездействовать.

ФУНКЦИЯ ПСИХИКИ

Если мы разглядим функцию психики с этой точки зрения, то усвоим, что рассматриваем эволюцию наследной возможности, органа нападения и защиты, с помощью которого живой организм реагирует на окружающую его ситуацию. Психологическая деятельность — это комплекс брутальных и защитных устройств, конечное предназначение НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ которых — гарантировать продолжение существования данного организма и дать ему возможность неопасного развития. Если мы согласимся с этим положением, на его базе можно сделать последующие выводы, которые мы считаем необходимыми для получения четкого представления о психике. Мы не можем представить для себя психологическую деятельность изолированной личности. Мы можем представить ее НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ только относительно среды, получающей стимулы снаружи и реагирующей на их.

Вышеизложенное дает подсказку много суждений об особенностях людей, их физической природе, их положительных и отрицательных качествах. Эти понятия очень относительны, ибо нет беспристрастных критериев, по которым можно судить, является ли та либо другая физическая черта благом либо недочетом НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ. Судить об этом можно только исходя из ситуации, в какой оказался данный индивид. Всем понятно, что нога человека — это, в неком смысле, дегенеративная рука. Для животного, которому нужно лазать по деревьям, нога, схожая людской, была бы очевидной помехой, но человек прогуливается по ровненькой поверхности, и нога для него так комфортна НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, что навряд ли кто-либо предпочел бы иметь для ходьбы «нормальную» руку, а не «дегенеративную» ногу. Не подлежит сомнению: то, что в нашей жизни, как и в жизни других людей, кажется недочетом, не следует считать корнем зла. Только исходя из контекста, можно решить, является ли это свойство недочетом либо достоинством НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ.

НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ

1-ое открытие, которое мы совершаем, исследуя самих себя, — наше неизменное рвение к какой-либо цели. Как следует, мы не можем для себя представить людскую душу как нечто единое и постоянное. Идеальнее всего ее удается представить как набор передвигающихся частей, появившихся из общего источника и стремящихся к НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ достижению единой цели. Эта телеология, рвение к цели, является основой адаптации, и существование людской души невообразимо без цели, к достижению которой ориентированы все наши усилия.

Этой целью и определяется интеллектуальная жизнь личности. Ни один человек не способен мыслить, ощущать, вожделеть либо грезить без того, чтоб все эти деяния определялись НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, длилось, модифицировались и направлялись к какой-либо цели, которую всегда можно найти. Это обосновано необходимостью для организма приспособиться к окружающей среде и реагировать на нее. Физические и психические явления людской жизни основаны на продемонстрированных нами базовых принципах. Нереально представить для себя психологическое развитие вне зависимости от всегда находящейся НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ перед нашими очами цели, содержание которой, в свою очередь, определяется динамикой жизни. Сама цель может представляться нам или изменяющейся, или статичной. Исходя из этого, все явления нашего психического существования можно считать изготовлением к какой-нибудь будущей ситуации. Душа, по-видимому, состоит приемущественно из силы, стремящейся к цели НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ; и психология личности рассматривает все проявления людского духа постольку, так как они ориентированы к таковой цели.

Познание цели личности, совместно с некими заниями о мире, дает нам возможность осознать значение методов самовыражения данной личности, направления, в каком развивается ее жизнь, и механизм их функционирования для заслуги цели. Нам также следует НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ знать, какие конкретно меры должна принять данная личность для заслуги собственной цели — точно так же, как мы можем предсказать линию движения падения камня, когда роняем его на землю, — хотя люди не следуют какому-то раз и навечно установленному естественному закону, так как всегда находящиеся перед их мысленным взглядом НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ цели всегда изменяются. Но если у каждого из нас имеется своя неизменная цель, весь склад нашей психики должен быть ориентирован к ее достижению, как если б он и по правде повиновался какому-то закону. Закон, управляющий нашей психикой, вправду существует, и это не подлежит сомнению; но это не естественный закон, схожий НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ закону тяготения, а закон, выработанный людьми. Гласить о каких-либо фактических подтверждениях существования естественных законов в психологии — означает стать жертвой самообмана. Всякий, кто считает, что может дать пример необоримой и совершенно точно предопределяющей действия власти событий, играет краплеными картами. В конце концов, если живописец решает написать картину, мир разъясняет НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ это тем, что у него имеются социальные установки, нужные для личности, поставившей для себя такую цель. Он будет воспользоваться обыкновенными в этих случаях приемами и получит ожидаемые результаты, как если б в этом проявлялся определенный закон природы. Но есть ли у него какая-то необходимость написать эту картину НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ? Так как понятно, что живописец обладает свободной волей, мы должны прийти к выводу, что наносить краску на холст его принуждает желание добиться поставленной впереди себя цели.

Меж физическими движениями и движениями людской души существует различие. Все вопросы о свободе воли зависят от этого принципиального тезиса. В текущее время принято НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ считать, что воля человека не свободна. Вправду, воля человека становится несвободной, как она связывает себя некий определенной целью. А так как эту цель часто определяют его связи в галлактическом, физическом и соц плане, логично, что настолько нередко представляется, как будто жизнь нашей психики находится в зависимости от непререкаемых законов природы НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ. Но если, к примеру, человек опровергает свои связи с обществом и восстает против их, либо если он отрешается приспособиться к реалиям жизни, все эти на 1-ый взор непререкаемые законы отменяются и возникает новый закон, определяемый новейшей целью. Таким же образом закон публичной жизни ни к чему не обязует НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ индивида, который запутался в жизни и пробует опровергать существование других людей. Как следует, я должен повторить снова: хоть какое движение нашей души может совершиться только тогда, когда мы избрали подобающую цель.

С другой стороны, следя за деятельностью индивида, можно осознать его цель. Это в особенности принципиально, так как не достаточно кто НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ из людей точно знает, в чем заключается его цель. На практическом уровне конкретно этой процедуре мы должны следовать, если желаем приобрести какие-то познания о населении земли. Потому что большая часть действий неоднозначны, это не всегда просто. Но мы можем зафиксировать несколько примеров известного поведения того НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ либо другого человека, сопоставить их и выстроить график. Таким макаром, мы приходим к осознанию человека, соединив две точки, в каких выражалась определенная психическая установка, кривой, выражающей разность времени. Этот способ применяется для получения четкого понятия о жизни данной личности. Приведем пример, иллюстрирующий, как можно найти у взрослого модель поведения, которая НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ с поразительным всепостоянством воспроизводит закрепленные в детстве поведенческие установки.

Тридцатилетний мужик очень брутального нрава, смогший достигнуть фуррора и признания невзирая на тяжелое детство, пришел к терапевту в состоянии глубочайшей депрессии с жалобами, что у него пропало желание работать и даже жить. Как он растолковал, скоро он должен обручиться НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ, но глядит на будущее с последним беспокойством. Его истязает ревность, и он готов уже расторгнуть помолвку. Факты, приводимые им в разъяснение собственной ревности, не очень убедительны, и так как юная особа, о которой речь идет, ни в чем же не повинна, нужно узнать причину его тривиального к ней недоверия НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ. Он принадлежит к тем индивидам, которые сближаются с другим человеком, ощущают к нему желание, но сразу начинают относиться жестко, чем разрушают тот контакт, который им хотелось установить.

Сейчас построим график образа жизни описанного чуть повыше человека, взяв одно событие его жизни и пытаясь связать его с его сегодняшними установками. В согласовании с НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ нашей обыкновенной практикой мы просим его поведать о первом воспоминании юношества, хотя нам понятно, что проверить достоверность этого мемуары с беспристрастной точки зрения не всегда может быть. Он вспоминает, что был на рынке с мамой и младшим братом. Рынок был забит массой, и мама взяла его НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ на руки, но позже решила, что ей следует нести на руках того малыша, который гораздо меньше, поставила его на землю и взяла младшего брата, а нашего пациента толкали в массе, и он ощущал себя совсем рассеянным. Тогда ему было четыре года от роду. В этом воспоминании можно увидеть нечто уже услышанное нами НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ в описании его сегодняшнего духовного расстройства: он не уверен, что ему оказывают предпочтение, и не способен вынести мысли, что кто-то другой может занять его место. Стоило нам указать нашему пациенту на эту аналогию, как он, изумившись, здесь же увидел ее и сам.

Психическая цель, к достижению которой НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ ориентированы все деяния каждого человека, определяется воздействием и впечатлениями юношества, обусловленными средой, в какой он вырастает. Представление об безупречном состоянии, другими словами цели, возможно, формируется в 1-ые месяцы жизни человека. Уже в это время определенные чувства способны вызвать у малыша чувство радости либо печали. Так на поверхность всплывают 1-ые НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ черты будущей актуальной философии, выраженной самыми простыми средствами. Главные причины, оказывающие воздействие на психику, формируются в младенчестве. Дальше на этом фундаменте воздвигается надстройка, которая под воздействием разных наружных причин может модифицироваться и трансформироваться. Скоро под воздействием огромного количества причин ребенок оказывается обязан сформировать определенное отношение к жизни и НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ решить, как конкретно он будет реагировать на те трудности, которые ставит перед ним жизнь.

Исследователи, полагающие, что черты нрава взрослого человека можно различить в младенчестве, не так далеки от правды. Вот поэтому многие считают нрав наследным явлением. Но представление, согласно которому нрав и склад личности наследуются нами от родителей, совершенно точно НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ вредоносно. Кроме остального, оно мешает преподавателю в его работе и подрывает его уверенность внутри себя, также позволяет ему уклоняться от ответственности, просто сваливая вину за беды собственных учеников на их нехорошую наследственность. Нет смысла разъяснять, что это противоречит самой цели педагогики.

Наша цивилизация играет немаловажную роль в развитии психической НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ мотивированной установки личности. Она определяет правила и границы, с которыми ребенок конфликтует, пока не найдет метода исполнять свои желания, дающего как чувство безопасности, так и успешную адаптацию к жизни. Еще в детстве выясняется, какова степень безопасности, которая требуется ребенку с учетом реалий нашего общества. Под безопасностью НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ мы имеем в виду не только лишь защищенность от угроз, да и ту степень безопасности, которая гарантирует продолжение нашего существования при хороших критериях. Ребенок обеспечивает ее для себя, требуя большей безопасности, чем нужно для ублажения его первоочередных нужд, большей, чем нужно для размеренной жизни. Так в его психическом развитии появляется НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ новенькая склонность — склонность к преобладанию и приемуществу.

Подобно взрослому, ребенку охото затмить всех собственных конкурентов. Он стремится к приемуществу, которое гарантирует ему уверенность и адаптацию, тождественные с целью, которую он ранее поставил для себя. Таким макаром возникает некая психическая тревожность, которая с течением времени становится посильнее. Сейчас представим, что мир НАША ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ вокруг нас начинает добиваться более сильной реакции. Если в этот критичный момент ребенок не верует в свою способность преодолеть трудности, мы увидим, как он усердно отыскивает метода увильнуть и изобретает сложные отговорки, смысл которых — утолить снедающую его жажду славы.


nashestvie-duha-videnie-duha.html
nashi-agenti-vliyaniya-na-zapade.html
nashi-dengi-chto-mi-znaem-i-ne-znaem-o-nih.html