«…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5


— Нужно будет, что ж.

— Учту. Итак вот, ребята, ничего пока решать не станем. Соберем партбюро. Как оно решит, так тому и быть. Чеслав прав.— Снял с телефона трубку, набрал номер.— 5-ая? Грачев? Дасай-na срочно «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 КО участок!


Сплошные разъяснения


Все-же не спать ночь, а позже отработать денек — тяжело. Пришла домой, даже ужинать нэ захочу телось. Против воли принудила себя переплести косы— два денька их не «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 расчесывала. Посиживала парад заркэлом, лениво водила расческой, когда вошла Расма. Увидела мою разобранную кровать, спросила с саркастической нежностью:

— Что, уже баиньки? Я не ответила.

— Еще бы,— этим же ласковым голоском продолжалз Расма,— девченка утомилась «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5! Исстрадалась девченка.— Прищурила сероватые свои глаза, поглядела на меня с ненавистью и уже совершенно другим, откровенно глумливым тоном продолжала: — Еще бы, с таким парнем, как Славка, ночку пробыть — позже «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 день проспишь без просыпу. Ишь, синяки какие! — Провела пальцем у меня под очами.

Наверное, было надо сказать ей, что синяки поэтому, что я рыдала перед сном. Но разве она позорит? Ну и что мне «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 с нею спорить? И я снова промолчала.

— Когда же свадьба-то? — продолжала глумиться Расма.— Либо так будете? Тоже хорошо.

— Что для тебя нужно от меня, Расма? — не выдержала я.

— Мне? А ничего «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Завидую, и все здесь.

Эх, Расма, Расма, знала бы ты! Скорей бы уж хоть заплести косы и лечь.. Рванула по волосам расческой, запутала их.

— Небось, нравятся ему косы-то? — не без одобрения смотря «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 на мои волосы, спросила Расма.— Ишь, как запутал. Расплетал, небось? Они, мужчины обожают, когда косы. И расплетать обожают.

В один прекрасный момент, в те дальние счастливые времена, когда я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 с трудом двигалась по комнате, Славка по правде расплел мне косу и все удивлялся, почему такие теплые волосы. Сейчас я с болью вспомнила это и заорала:

— Перестань, ну, перестань, Расма!

— Не перестану! — Она встала в «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 центре комнаты, под.люстрой, сорвала косынку т тряхнула волосами. Вот у нее они никогда не путались, не мялись под косынкой.— Чем мои ужаснее? А он и не глядит!

Мне показалось: на данный «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 момент она зарыдает. Но Расма не зарыдала. Зло сверкая на меня очами, она продолжала:

— Металлический он, Славка. Уж если не любит, ничего не получится. Разве бы я его спросила: женишься «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 на мне, не женишься? А вот не любит. И на ночь на одну даже я ему не нужна.

«Как ты права, Расма! Как права! Не любит, вот в чем дело». «Вот так, Рута «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5»,— вспомнились мне Славкины слова. А ведь я, как и Расма, готова была сейчас на все…

— Терпеть не могу я тебя! — выкрикнула Расма и выскочила из комнаты. —^

Меня всю трясло. Насилу разделась «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, легла. Не успела как надо накрыться — стук в дверь. Усмотрительный, вкрадчивый стук. Так стучит только Лаймон.

С порога он холодно на меня поглядел.

— Извини, что потревожил. Но нам нужно кое-что «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 узнать.

Я до подбородка натянула одеяло. Не желаю никаких выяснений.

Лаймон, не дожидаясь приглашения, взял стул, сел рядом с кроватью. Длительно вглядывался в мое лицо.

— Я должен знать все, Рута,— с пафосом произнес «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 он в конце концов.— Я ночь глаз не замкнул. Как ты могла… согласиться?

— На что согласиться?

—' Пробыть с ним ночь… Ты… ты близка с ним, Рута? Скажи прямо, и я больше никогда «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 не подойду к для тебя.

Я молчала. Мне нечего было ему сказать. А он взмолился:

— Не молчи. Скажи хоть чего-нибудть! Ты же знаешь, я люблю тебя…. Не могу я больше…

Мне «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 стало жаль его. И чуть-чуть тошно: юноша, по-моему, никогда не должен унижаться вот так. Всегда был ко мне таким хорошим. В самые трудные времена. Я выпростала из-под одеяла руку, погладила «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 его по волосам.

— Ты не прав, Лаймон.

— Правда? — Он с неописуемой легкостью перекинулся от отчаянного горя к отчаянной радости.— Правда? — Просунул руки под мою подушку, поднял меня вкупе с нею «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, снова спросил: —Правда?

— Правда. . .

Тогда он отшвырнул одеяло и стал целовать мои плечи, шейку. Я с трудом высвободилась, натянула одеяло. Не то, чтоб мне противен был его порыв, мне страшно стало. Кое-чем «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 это напомнило наш со Славкой разговор на балконе.

— Иди, Лаймон,— произнесла я.— Я очень утомилась. Наверное, глас мой звучал очень уж невесело.

Лаймон торопливо согласился.

— Да, да, понимаю… Но… как все «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5-же с новейшей работой? Кладка сейчас кончена… Нужно решать.

— Позже… Завтра.— Мне так хотелось, чтобы он ушел. И как он не осознает: сейчас, когда ребята заступились за меня, как могу я уйти из «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 бригады! Не желаю я уходить из бригады.


Снова моя вина!


Не шуточка — снять с работы наилучшего бригадира. Целую неделю тянулся разбор «дела Грачева». Как знать, не подай Петька заявление о переводе в пятую, в «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 отстающую, так бы все и обошлось. Даже и на данный момент — усвой он свою неправоту— тоже простили бы. Но Грачев, как и предвещал Иван Алексеевич, подал заявление об увольнении. И «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 на работу не прогуливался. Словом, было вынесено решение: объявить выговор за зазнайство, просить начальника снять Грачева с должности бригадира и бросить в той же бригаде — для перевоспитания.

Петька явился «а работу с зидом «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 невинно пострадавшего. Ни с кем не говорил. Обедать садился раздельно. К Славке обращался на «вы» с прибавлением слов «товарищ бригадир». На меня смотрел, как на пустое место. К счастью, мы «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 с ним практически не встречались: Славка прикрепил меня к Ганнуле — обучаться штукатурному делу.

Расма расценила это по-своему: поберег, не перевел в подсобницы. Да, кажется, и Ганнуля подозревала, что тогда Славка не напрасно «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 остался со мной на целую ночь. Ребята отпускали по моему адресу шутки.

По вечерам Расма просто изводила меня. Папа с Тоней и братиком, пользуясь ранешней и теплой весной, перебрались на дачу. А я стала «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ночевать в их городской квартире.

Мне было бы совершенно плохо и сиротливо, если б не Лаймон.

И вот опять-таки из-за меня произошла еще одна ссора Славки и Лаймона «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Они вообщем всегда не ладили. При Петьке Лаймон знал одно: с его слов составить наряды. А Славка стал добиваться: доставай материалы, воюй с монтажниками, затягивающими установка водопровода и канализации. Стычки меж Лаймоном «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 и Славкой происходили чуть не раз в день. Лаймон не раз гласил:

— Нет, с ним я не сработаюсь,— и прозрачно намекал, что это из-за меня.

А здесь, как назло, испортился растворонасос, которым подают «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 штукатурный раствор на этажи. Славка разобрал, вытащил какую-то деталь, подал ее Лаймону:

— Новейшую нужно. Закажи.

Я точно знаю, что Лаймон ездил в мастерские. Но прошло некоторое количество дней, а детали все «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 не было. Мы таскали раствор вручную. Не успеешь принести тяжеленный ящик — смотришь, он уже опустел.

От нескончаемых хождений по лестницам у меня распухла, стала ныть нога.

И вот несли мы с «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 Ганнулей раствор. Повстречали Славку и Лаймона. Славка подошел, отобрал у меня ручки ящика.

— Когда же все-же будет деталька, а? — накинулся он на Лаймона.— Девчата все руки поотрывали!

— Звонил не «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 раз.— Лаймон пожал плечами.— Не готова.

— Слушай,— Славка недобро прищурился,— ты что, небольшой? Что ты, ей-богу, дурачком прикидываешься? Вот сию секунду поезжай и без детали не возвращайся.

— Я строймастер, а не «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 курьер, товарищ Баранаускас,— резко ответил Лаймон и направился в конторку.

— От тебя полезности меньше, чем от курьера! — кликнул ему вослед Славка.— А ты,— он обратился ко мне,— к доктору хоть бы сходила. Какой денек «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 хромаешь. На данный момент же поезжай. Пошли, Ганнуля.

Доктор отругал меня. Выдал на три денька больничный лист и строго отдал приказ: лежать!

И я лежу. На древнем собственном диване. Портрет матери глядит на «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 меня с этажерки.

Мой старенькый дом! Ты совершенно не поменялся. Зато я стала другая. Мне короток и неширок стал диванчик. Ранее я не замечала, что ноги мои упираются в один «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 валик, а голова — в другой. Неужто я все еще расту?

За дверцами два звонка. Ко мне. Лаймон. Стучат по коридору каблучки Скайдрите. Она сладко воркует:

— Да, да, дома! Прошу вас! — Она «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 «до отвращения вежлива» с Лаймоном.

Она завидует, что у меня таковой прекрасный «кавалер».

— Привез! Детальку-то! — с порога объявил Лаймон.

— Ну? Ты просто молодец!

— Не я. Славка. Только-только. И геройски остался «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 на весь вечер монтировать. Судьба отечества находится в зависимости от того, сделает он к утру растворонасос либо нет.

Он садится ко мне на диванчик и выкладывает все то, что накипело у него «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 против Славки. Я терпеливо слушаю. Возражать никчемно. Стоит сделать возражение, и разговор приобретет другой оборот: Славка поэтому «ест» Лаймона, что не может простить, как это Лаймон из-под самого носа «увел» меня у «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 «его.

Я молчу. Да и без моей помощи очень скоро Лаймон приходит к тому же выводу:

— Мстит за тебя. Жалкий человечишка!

Я тихонько вздыхаю: эх, Лаймон, Лаймон, знал бы ты!

— Словом,— решительно заявил «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 Лаймон,— все решено: ухожу. Хватит! Присмотрен местечко в проектном институте.— Следует длинноватое заглавие, из которого я улавливаю кусочки: гор… гипро… строй…— Да, повода уйти не было. Сейчас есть. Поставлю завтра ультиматум «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5: либо я, либо Барэнаускас. Естественно, ради меня, инженера, каменщиком Баранаускасом на пожертвуют.— Насмешка в голосе.— А мне того и нужно!

«Гордости у тебя нет, вот что. Скоро год, как ты у «ас «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. И хоть бы раз стало постыдно, что даром получаешь средства!» — Это я так думаю, но почему-либо молчу.

Пока Лаймон в радужных красках обрисовывает свою будущую деятельность на ниве проектирования, я думаю «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 о том, что истязает меня с того времени, как кончилась кладка стенок. Я опять ученица. А платят мне, как каменщику второго разряда. Все ребята, вся бригада доплачивает мне из собственных заработков разницу «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 меж ученической и средней ставкой каменщика. Я попробовала было сказать Славке, что мне это неловко, что это несправедливо. Он взглянул на меня с издевкой.

—| Ничего, отработаешь. Не ты последняя у нас ученица,— вот что «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 он мне ответил.

И осталось мне одно: как можно быстрее научиться штукатурить. Вот Vi на данный момент, до того, как задуматься, я читала книгу по штукатурному делу. Составы смесей зависимо от «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 критерий работы.

Не успел Лаймон выговориться, пришел папа. Лаймон пересел на стул.

— Что? Захворала? — встревожился папа.

Лаймон бросился разъяснять, в чем дело. И вышло, что во всем повинет зверь-бригадир. И «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 вывод:

— Да, да, вы правы, нужно ей уходить. С нездоровой ногой такая работа…— Лаймон развел руками.—¦ А она, видите, к тому же на данный момент все это штудирует.— Поднял мою книгу, показал «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ее пале.

Ну, на данный момент начнется! Будут «обрабатывать» меня вдвоем! Но папа развернул, полистал книгу и внезапно вступился за меня.

— Что ж, это отлично, что Рута не теряет времени даром «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Раз уж она твердо решила стать строителем, нужно быть неплохим, знающим строителем. Ты ела чего-нибудть, дочка?

Киваю на начатый батон.

— Ну, что же это все-таки за пища! На данный момент…— И он извлекает «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 «з ранца кульки и пакеты, шутит: — Преимущество «дачного мужа» — продукты всегда при для себя.

После ужина папа многозначительно поглядел на часы:

— Ого! Пожалуй, есть смысл ночевать тут! Лаймон сообразил намек и «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ушел.

— Нередко он у тебя бывает? — спросил папа.

— Н-нет… Да… Не очень… А что?

— Ничего.— Лицо папы непроницаемо, но я знаю, что все три варианта моего ответа ему не нравятся «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5.

Папа посидел еще минут 10. Снова посмотрел на часы:

— Может, все-же, поехать, а? Милый, нескладный папка-дипломат!


Мой денек рождения


Отлично было пробуждаться в детстве в собственный денек рождения. На спинке стула «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 около дивана висит новое платьице: мать всегда даровала мне в сей день новое платьице. На стуле подарок от папы. Тебя весь денек только и делают, что поздравляют. Не успеешь открыть глаза — уже поздравляют «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5.

Я забыла, что детство кончилось. Лежу с закрытыми очами и жду: на данный момент кто-либо произнесет: «Поздравляю, Рута, с деньком рождения!»

Но поздравлять некоторому. Не три, а целых 10 Дней сижу я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 дома. Стоит чуть-чуть прогуляться, и нога начинает болеть.

Надоело лежать.

Из бригады время от времени прибегает Ганнупя. У их там «холодная война» с монтажниками, которые волынят с устройством водопровода и канализации.

Вчера «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 Ганнуля поведала, как монтажники чуть не «объегорили» Славку. Подсунули ему таковой график, из-за которого позже вся бригада могла простоять. Если б не Петька, Славка и подписал бы этот график «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Но внезапно для всех и приемущественно для бригадира монтажников вмешался Петька. Поднял вопль, разбранил бригадира монтажников, а заодно и Славку. Вызвал Ивана Алексеевича. Тот во всем разобрался и при всех поблагодарил Петьку.

— Знаешь,— смеялась Ганнуля «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, рассказывая,— мы задумывались, ну, снова начнет превозноситься. А он ни слова не произнес, взял топор и полез на крышу.

Я слушаю рассказы Ганнули и жутко, нестерпимо тоскую ло бригаде. Никогда не задумывалась «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, что можно так тосковать!

Ведь вот Лаймон — тот и не вспоминает о наших. Перебежал в собственный «гор… гипро… строй» и хоть бы раз о ком-нибудь из их слово произнес!

А «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 я больше не могу. Сейчас пойду к доктору. Потребую, чтобы выписал на работу.

Будет тяжело. Стоит жара. С oaMqro утра небо белесое, выгоревшее от бесжалостного солнца. Солнцем залита и вся наша комната. Но «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 здесь я могу спустить шторы либо пойти >и выкупаться под душем. А что можно сделать на стройке?

Мне уже на данный момент горячо. Сажусь на подоконник, смотрю вниз, на «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 сквер. Там цветет сирень. От жары грозди ее вяло повисли и пахнут в особенности очень.

Меж кустиками время от времени вижу около лавки Антанаса. Прогуливается и прогуливается. Мне кажется, он стал лучше «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ходить. Либо это поэтому, что одет полегче — в сандалиях, в длинноватых сатиновых штанах. В коротких штанишках я его никогда не лицезрела, наверное, очень уж жутки его тоненькие, слабенькие ножки. 'Мне охото спуститься вниз и «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 заговорить с Антанасом. Но я не разрешаю для себя этого. Для чего? Сейчас уж совершенно незачем.

Как-то я спросила у Ганнули о Славке. Она отвела глаза и перебила меня, очень жарко «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 стала говорить об успехах Тадеуша в вечерней школе. Наверное, она что-то знает. Раз уклонилась от разговора, означает… означает ничего неплохого ожидать не приходится.

Лаймон по 10 раз за вечер гласит мне «люблю». Слово «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 это не стало для меня звучать, стало обыденным. Все равно как Скайдрите бы произнесла: «Люблю сливочное мороженое». А Славка никогда, никогда, даже в самые наилучшие наши с ним минутки, не произнес мне «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 этого слова. Никогда он меня и не обожал. И не нужно через листву стараться узреть Антанаса. Не нужно ничего вспоминать.

Вот схожу к доктору и отправлюсь к нашим на «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 дач/. Тоня накроет стол под кустиками сирени. И начнется мой денек рождения. Наверное, к моему приезду Тоня испечет пирог. А папа вставит в него целых девятнадцать свечек.

…Все так и было. И ужин в саду «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, и пирог, и свечи.

— Подарок за нами,— виновно произнес папа.— С получки, отлично?

Отцу, наверное, было очень неудобно и больно, когда вдруг нагрянул Лаймон и с торжествующим видом вручил мне «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 полиэтиленовый плащ. Конкретно таковой, как мне хотелось: сероватый с перламутровым отливом. Как здесь было не растрогаться?!

Позже мы с Лаймоном ушли к морю. Сели на лавку, на самом гребне дюн.

Солнце опускалось «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 в море. Большущее, красноватое. Море совершенно тихо, и красноватая дорожка от солнца практически не колеблется. Повдоль берега движется яхта под парусом. Парус весь розовый от закатных лучей. Тихо. Тихо. И обидно «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5.

У нас в бригаде заведено деньки рождения праздновать вкупе. Когда приближается чье-то рождение, Тадеуш с загадочным видом собирает средства на подарок, на торжественный ужин. «Рожденник» либо «рожденница» делают вид, что ничего не замечают «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. И фальшиво изумляются, когда их поздравляют.

О моем деньке рождения запамятовали. Стоило на некоторое количество дней пропасть — и запамятовали. Единственный человек, кто вспомнил, кто со мною в этот вечер,— Лаймон. Да «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 и он недолго пробудет: завтра рано с утра ему нужно ехать на изыскания на некоторое количество дней.

Словчо угадав мои мысли, Лаймон произнес: — Как буду скучать без тебя, Рута! — Взял, погладил «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 мою руку.— Я всегда без тебя скучаю. Очень плохо одному… Пустая квартира. Ни звука ниоткуда…

Мне представляется эта большая квартира — высочайшие прохладные лепные потолки. Никогда я там не была, но пустота этой квартиры меня «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 уже сейчас гнетет. Мне охото как-то подбодрить Лаймона, и я глажу его по рукаву. Лаймон накрывает мои пальцы своими. Сидим и молчим.

Последний горящий край солнца нырнул в море. Только «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 высочайшая, дальная, узкая грядка туч еще рдеет в небе. Медлительно, неприметно угасает и она. Ни денек, ни ночь. Все стало смутным, неотчетливым. То вспыхнет, то опять пропадет тревожный огнь маяка.

— Как «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 было бы отлично,— шепчет Лаймон,— уехать на данный момент вкупе… Правда? — И он чуточку сжал мои пальцы, заглянул мне в глаза.

В смутном серебристом свете лицо его кажется белым-белым. Только глаза совершенно темные, ярко «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 поблескивают. Прядка светлых волос свалилась на лоб, и он откинул ее нетерпеливым движением головы.

— Ни ты, ни я,— все так же шепотом продолжал Лаймон,— никогда бы больше не были одни. Отлично «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, правда?

Не вдумываясь в смысл его слов, как будто загипнотизированная тишью, бледноватым свечением или неба, или моря, я согласно киваю.

— Давай уедем? — Лаймон до боли сжал мои пальцы.— И будем всегда совместно «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Рута!

Я молчу. Я не знаю, что ему сказать. Мне не охото гласить.

— Всегда вкупе, какое счастье! — жарко, звучно гласит Лаймон.— Чтобы всегда было вот так, как на данный момент «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Так тихо.

Тихо? Да, тихо. И у меня на душе тоже тихо. Может быть, это и есть счастье? Может быть, и не нужно, чтобы казалось: раскинь руки — и полетишь, как птица?

Вот Тоня и «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 папа. Что все-таки у «их главное? В чем их счастье? Не такая ли вот тишь? Разве похоже, что папа мой способен раскинуть руки и на уровне мыслей полететь от счастья? Мой размеренный «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, всегда чуточку иронично настроенный папа? Либо Тоня. Ведь она такая еще юная. А вот размеренна. Необходимы ли ей «полеты»? Либо тоже главное для нее — тишь?

— Рута, Рута!—Лаймон поднял «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 мои руки к собственному лицу, потерся о их щекой, разжал и поцеловал ладошки.

Мне стало щекотно, и я тихонько засмеялась. Он поднял голову, прерывающимся голосом произнес:

— Совместно… Всегда совместно… Рута. Пусть никогда… никогда «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 не кончается этот вечер…

Пусть. Только почему же вдруг все стало таким смутным, неотчетливым?


Тоня и я


По дорожке от дачи шли к нам папа и Тоня. У папы через плечо переброшено мохнатое «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 полотенце: он любит купаться перед сном. Лаймон вскочил. Два-три широких шага, и он рядом с отцом.

— Поздравьте нас! — торжественно произнес Лаймон.— Мы с Рутой решили пожениться!

Господи, итак вот что он имел «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 в виду, когда говорил: «Всегда вместе»! Я как-то не помыслила об этом. Сейчас у меня стремительно, тревожно бьется сердечко.

Папа молчал, Выражения его лица я не лицезрела. Ну и неудобно «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 мне посмотреть на него. И что мне делать, я не знаю. Лаймон взял меня под руку, подвел к отцу. Папа смотрел вниз, на песок. На лбу сбежались к переносице морщинки. Тоня прочно держала его «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 под руку. С папиного плеча медлительно ползло, ползло на Тонину руку полотенце…

— Поздравляю,— сдавленным голосом произнес в конце концов папа.

Как тяжело далось ему это слово! Поднял на меня глаза, и «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 мне показалось, что в их поблескивают слезы. Я желала сказать, что ничего не решено. Что я не так сообразила Лаймона. Желала сказать и не могла. Смогла только уткнуться лицом отцу в пижаму. Он «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 прочно придавил к для себя мою голову. А сердечко его стремительно, очень стучало мне в самое ухо.

— Вот ты и выросла, дочка.— И эти слова папа произнес с трудом.

Все вчетвером «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 мы сели на лавку. С одной стороны подпирало меня папино плечо, с другой — Лаймона. Я жалась, жалась к отцу, и ужас вкрадывался в мое сердечко.

Лаймон начал гласить. О том, как он любит «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 меня. Как отлично нам будет вкупе. Какая красивая у него квартира. В ней до сего времени 1-го не хватало — меня.

И чем горячее гласил Лаймон, тем страшнее мне делалось. Чудилось «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, не Лаймон гласит, а Скайдрите.

Позже папа и Лаймон пошли купаться. Я подсела ближе к Тоне. Она обняла меня.

— Для тебя было жутко, Тоня, когда ты… когда вы с отцом?..— спросила я и заглянула «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ей в лицо.

— Нет! — стремительно, уверенно ответила Тоня, и глаза ее просияли.— Разве может быть жутко, когда любишь? — Она помолчала и добавила: — Мне очень жутко было, когда я впервой шла… к вам «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Она снова помолчала, сжала мои плечи.

— Почему ты так спросила? Для тебя жутко?

— Не знаю… Кажется…

— А ты… ты не поспешила? — осторожно спросила Тоня.— Ты счастлива? — Сейчас Тоня испытующе смотрела на меня «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5.

— Не знаю… Мне всегда было… так расслабленно.^

— А сейчас? Стало жутко, да? Я кивнула.

— Рута!—жарко заговорила Тоня, и я опешила этой горячности: Тоня всегда такая уравновешенная.— Рута, может «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, не нужно? Я желаю сказать: не нужно торопиться? Для тебя только девятнадцать. Что ты знаешь о любви?

— Знаю! — ответила я.— Знаю! Тоня, я желаю… мне нужно… нужно побеседовать с тобой. Уйдем, пока он не возвратился «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Уйдем!

Тоня молчком поднялась и стремительно пошла вниз, с гребня дюн, в обратную от моря сторону, через заросли маленьких кучерявых сосенок. Она шла так скоро, что я чуть поспевала за «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ней.

— Вот здесь… отлично… будет…— прерывающимся после резвой ходьбы голосом произнесла Тоня и бросила на землю свою вязаную жакетку.— Садись.

Мы сели. Я не знала, с чего начать. Я уже жалела «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 о собственном порыве. Как, какими словами поведать Тоне о Славке? И нужно ли говорить?

Тут, за дюнами, в зарослях юных сосенок, было темнее, чем на нашем древнем месте. Через кустики сияли окна дач. Неслась «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 откуда-то негромкая музыка. Тянуло ветерком с моря, и вершины сосен шумели над головой.

— Знаешь, почему я привела тебя вот сюда? — спросила Тоня.

Откуда же мне знать?

— В ту весну, когда мы познакомились «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 с отцом, я практически сразу уех«яа в дом отдыха, видишь окно с полузадернут^тми занавесками? —Она показала на ближний дом.— Тогда это было мое окно. Папа приехал. Отыскал меня и подошел «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 к окну. И я выпрыгнула к нему…

Я не лицезрела лица Тони, но по голосу ощущала, что она улыбается при всем этом воспоминании.

— Взяла и выпрыгнула. Почему? Как для тебя сказать? Я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 очень была счастлива, что он меня разыскал. Я не давала ему адреса… И все-же он меня отыскал. Я была так счастлива, что мне хотелось… хотелось выбросить чего-нибудть необычное «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Помню, когда я перебросила ноги через подоконник и папа протянул ко мне руки, мне показалось: на данный момент я полечу…

Я вздрогнула от этих ее слов. Мы будто бы стали с нею во «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 всем равны.

Сбиваясь, перескакивая с 1-го на другое, я стала говорить Тоне о Славке. Все, начиная с той минутки, как я в первый раз увидела его стоящим на одном колене в залитой солнцем «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 комнате, и кончая тем, как он прогнал меня к доктору и отобрал у меня ручки томного ящика.

Лаймон длительно орал: «Ру-ута! Ру-ута!» Я прижалась к Тоне. Она пригнула мою голову «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, как будто упрятала меня, и прошептала:

— Молчи! Не отзывайся.

Папин глас произнес кое-где совершенно рядом:

— Наверное, пошли домой. Малыш один, и супруга, возможно, волновалась.

Лаймон еще раза два окрикнул меня, и «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 все стихло.

Мне было больно и постыдно говорить о нашем со Славкой разговоре на балконе, о том, как я рыдала ночкой в конторке. Но я ничего не утаила.

— Сильный какой человек! — с «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 почтением произнесла Тоня.— Очень сильный.

Я пошевелила мозгами, что она ассоциирует на данный момент Славку и папу. Так оно и было. Тоня произнесла:

— Папа длительно не мог отважиться познакомить «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 меня с тобой. Бывало, гласит: «Ну, завтра». И я волнуюсь, нервничаю. Ведь я понимала, что у него не было выбора меж мною и тобой,— практически в точности повторила она слова, произнесенные когда-то отцом «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 рыжеватой Дагмаре.— И если б мы не поладили с тобой, нам с отцом пришлось бы расстаться. Он полгода откладывал.— Опять по ее голосу я сообразила, что Тоня улыбается, вспоминая.— Не приди я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 тогда сама, он бы еще полгода тянул… А здесь… Сильный какой человек! Сообразил, что ты не можешь… не умеешь полюбить его мальчугана…— Тоня вздохнула.— А знаешь, я бы, наверное, смогла… Я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 нередко вижу его. К нему только нужно суметь подойти. Он, естественно, чуть-чуть бука. Это поэтому, что он не может играть с детками…

— И я могла бы… Вот эти деньки, что болела, я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 нередко из окна за ним следила…

— И не спустилась? — с укором спросила Тоня.

— Для чего? — горько усмехнулась я.— После балкона… после конторки… Для чего?

— Мужчины — странноватый люд, Рута.— Тоня гласила вдумчиво.— Но если «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 б ты была ему безразлична, он бы просто не замечал тебя. А он все замечает. Ногу хворую увидел. Тогда, в конторке, увидел, что ты задрогла. Накрыл собственной курткой. Как думаешь, горячо «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, что ли, ему было на рассвете, ранешней весной, в одной рубахе?

— Ты думаешь… думаешь?

— Думаю, что да. А тот разговор, на балконе… Он, наверное, тогда не столько о для себя, сколько о для «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 тебя задумывался. Помню, папа произнес мне уже после того, как мы поженились: «Если бы ты не поладила с Рутой, я бы вымыслил чего-нибудть такое, чтоб оскорбить, оттолкнуть тебя «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Ты бы сердилась на меня, и для тебя было бы легче со мной расстаться». Рута, ведь здесь то же самое!


«Если ты назвался смелым…»


Для того, чтоб впору попасть на работу, мне пришлось встать очень «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 рано. И папа и Тоня еще спали. Как назло, электричка ушла, что именуется, из-под самого носа. Как назло, длительно пришлось ожидать трамвая. Как назло, дверь квартиры оказалась запертой изнутри на задвижку «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5. Пришлось звонить и длительно ожидать, пока откроют.

Заспанная, растрепанная, сердитая тетя Анна ткнула пальцем по направлению кухни.

— Подарки там для тебя. Целой ордой приходили. С выпивкой.

Сердечко у меня «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 дрогнуло. Чуть не оттолкнув тетю Анну, забежала в кухню. На нашем столике стоял большой букет красных пионов в коричневой керамиковой вуале. Очень нравятся мне такие вазы…

К вуале прислонена открытка. «Нашей дорогой «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 Руте в денек рождения от бригады»,— верно вызедено на открытке. Так верно написать мог только Тадеуш. Ниже, помельче, столбиком:


Если ты назвался смелым.

Чтобы войти в семью мою,—

Должен ты отважным делом

Смелость обосновать свою!

И «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 подписи, подписи…


Рядом с вазой — пакет в оберточной бумаге. Перевязан розовой ленточкой. Никак мне ее не развязать: трясутся руки. Стянула ленточку, развернула. Всеми существующими на свете цветами переливается пестрый отрез «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 шелка…

Села на табуретку, положила отрез на колени. И так мне захотелось зареветь! Вот они какие, наши ребята! А я-то! Я-то! Не они обо мне запамятовали — я в их «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 не поверила!

Пришли, принаряженные. Сколько морок, беготни, споров было. И на лестнице спорили, наверное: кому первым войти, кому поздравлять.

А поздравлятьчто и некоторого. Какими огорченными спускались вниз!

Мои запоздалые угрызения совести оборвала «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 тетя Анна:

— Еще у меня в холодильнике пища какая-то. Прибрала, что скоропортящееся. На данный момент дать либо позже?

— Позже, естественно, позже! — Я кинулась переодеваться в рабочее.

Было уже половина девятого, когда я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 прибежала на стройку. Как обычно, в разгар работы во дворе никого не было: все снутри строения, на отделке.

Не сходу отыскала Ганнулю. Но в какую бы квартиру ни заглянула, всюду наши. Благодарила, извинялась, приглашала «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 сейчас вечерком в гости. Меня поздравляли. Как-то удивительно, многозначительно и не очень тепло поздравляли. Обиделись все-же.

В конце концов отыскала Ганнулю. Она не слышала моих шагов, возилась «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 с растворонасосом. Я подошла сзади, уткнулась лицом в ее широкую спину.

— Ой, кто это? — ужаснулась Ганнуля. Обернулась. Незнакомым каким-то голосом произнесла:

— А, это ты! Поздравляю. С двойным праздничком поздравляю.

Она выделила это «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 «с двойным». Неприветливо, недобро выделила.

— С каким двойным? — опешила я.

— Как с каким? — И Ганнуля язвительно усмехнулась.— Сама знаешь. Ехала вчера Юзя в электричке с твоим… с женихом. Что ж скрывать-то!

Вот оно «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 что! Я не вдруг сообразила, как разъяснить Ганнуле, что вышло. А пока я собиралась с идеями, появилась Расма.

— Явилась, жена? — спросила она и вдруг заорала:— На кого, на кого, дурочка, Славку променяла «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5? На мороженого судака! — И она в сердцах плюнула.— Под мостом, бывало, халтурщики открытками раскрашенными вели торговлю. Точно Лаймон твой на их сфотографирован!

Я желала объясниться, но Расма большими шажками подошла ко мне «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 и, с ненавистью смотря мне в глаза, выговорила:

— Уж на что Славка наш металлический! Никогда не покажет, что у него на душе. А здесь побелел весь, когда Юзька произнесла. Стоишь «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ты такового парня, как!

— Расма! Ганнуля! — взмолилась я.— Да послушайте же! Неправда это!


— Что неправда? — на минуту растерялась Расма.

— Все неправда! Он желал… я не желала… Неправда все!

— Погоди,— приостановила меня «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 Ганнуля.— Расскажи толком.

Я поведала, как не сообразила, о чем гласил Лаймон.

— И впрямь дура! — Расма с сожалением пожала плечами.

Позже я поведала, как мне стало жутко, как мы ушли с Тоней и длительно гласили «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, а Лаймон тем временем уехал.

— Все-же выходишь ты за него либо нет? — с цветом недоверия спросила Расма.

— Да нет же! Нет! — в отчаянии, что она не верует, заорала я «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5.

Расма переглянулась с Гэннулей, как будто спросила: «Можно ей веровать либо нет?» Ганнуля кивнула.

— Тогда на данный момент же иди! — строго произнесла Расма, и глаза у нее стали странноватые, пеленой некий как «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 будто заволоклись.

— Куда?

— Вот дурочка! Куда же еще, к Славке. Наверное, вид у меня был совершенно идиотический: итак вот сходу и пойти?

Расма толкнула меня к дверям.

— Иди и все расскажи!

Просто сказать: расскажи «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5! Так и начать: «Слава, мне нужно для тебя все разъяснить…»

А вдруг он саркастически сощурится и спросит: «Зачем мне знать твои похождения?»

Казалось, ноли мои приросли к полу. Расма снова толкнула «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 меня в спину.

— Искусна натворить, умей и ответ держать. Иди! На данный момент же…— Глас у нее оборвался, как будто Расма поперхнулась.

Ведь она любит Славку. Издавна. Безвыходно. Уйди я с «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 ее дороги, у нее, наверное, появилась бы малая надежда. Она сама, добровольно лишает себя надежды. Вот какая, оказывается, она, наша Расма!

Мне хотелось обернуться, взглянуть ей в глаза. Не знаю, поцеловать ее «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5, что ли.

— Ну, идешь ты либо нет? — глухо, недобро спросила Расма.

И я пошла.

— В 3-ем доме, на втором этаже полы настилает!— кликнула мне вослед Расма.— Влево!

Чем поближе я подходила «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 к третьему дому, тем медлительнее двигались мои ноги. Они цеплялись за каждый камень, за каждый осколок доски.

Ну, отлично. Допустим, они все правы: Тоня, Расма, Ганнуля. Славка любит меня. Но что от «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 этого изменяется? Как и раньше у него нет ну и никогда не будет выбора меж мной и Антанасом. Я-то сумею полюбить мальчугана. Я уже чуть-чуть люблю его. Не напрасно же все тянуло «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 меня к окну, пока я болела.

А если Антанас меня не полюбит? Может быть, лучше не ходить на данный момент к Славке? Лучше вечерком спуститься в сквер — Антанас всегда бывает в сквере «…наша молодежь совершит еще много прекрасных дел во имя коммунизма» - страница 5 вечерком. Как с том мальчуганом, с Вовой, заговорить с ним. Поначалу захватить это недоверчивое, такое обиженное жизнью ребячье сердечко, а позже…

Я тормознула в раздумье.


nasilie-kak-ego-ni-nazovi.html
nasilie-v-dobrachnih-otnosheniyah-model-faktorov-riska-i-sposobi-profilaktiki.html
nasilstvennaya-smert-chelovecheskie-cennosti-v-medicine-voprosi-medicinskoj-etiki.html