Наследник престола - Борис Акунин Детская книга

^ Наследник престола

– Здрав буди, батюшко-царь! – в один глас откликнулись Василий Иванович и Ондрейка, а вельможа к тому же прибавил. – Изыди дух чихной, прииди благолепной!

Только батюшке-царю было совершенно не благолепно. Ластик Наследник престола - Борис Акунин Детская книга это сходу сообразил, когда открыл глаза и приподнялся в домовине (после чихания притворяться мертвецом смысла не имело).

Его величество шарахнулся от гроба так, что с размаху сел на пол. Борода тряслась, глаза Наследник престола - Борис Акунин Детская книга лезли из орбит.

– О…оживился! – пролепетали дрожащие губки.

Понятно, что человек ужаснулся. Всякий обомлеет, если на него чихнет покойник. Чтобы монарх успокоился, Ластик ему обширно улыбнулся. Только вышло еще ужаснее.

– А-а! – подавился кликом Наследник престола - Борис Акунин Детская книга Борис, в страхе уставившись на хромкобальтовую скобку. – Зуб стальной! Яко речено пророком Даниилом: «И се зверек 4-ый, страшен и ужасен, зубы же его железны!» Смерть моя установилась, Господи!

– Господин правитель, да что Наследник престола - Борис Акунин Детская книга вы, я вам на данный момент всё объясню, – залепетал Ластик, не очень рассчитывая, что самодержец усвоит, а больше уповая на ласковость интонации. – Я никакой не покойник, а совсем живой. Меня Наследник престола - Борис Акунин Детская книга сюда по ошибке положили.

– А-а-а! А-А-А-А! – завопил Годунов уже не сдавленно, а истошно.

В конурку забежал Василий Иванович, увидел сидячего в гробу Ластика, съежившегося на полу Наследник престола - Борис Акунин Детская книга царя и остолбенел. Левый глаз открылся и сделался таким же выпученным, как правый. Рука взметнулась ко лбу – перекреститься, но не довершила крестного знамения.

Из-за плеча вельможи показалась физиономия Шарафудина. Озадаченно перекосилась, но менее того Наследник престола - Борис Акунин Детская книга – непохоже было, что на свете есть явления, способные так очень поразить этого субъекта.

– Воскресе! – прохрипел Борис, тыча пальцем. – Дмитрий воскресе! За грехи мои! Томно! Воздуху нет!

Он опрокинулся на спину, рванул Наследник престола - Борис Акунин Детская книга ворот – на пол брызнули огромные жемчужные пуговицы.

Двое других не тронулись с места, всё пялились на Ластика.

– Руда навскипь толчет… сердечко вразрыв… – с трудом проговорил Годунов. – Отхожу, бо приступил час Наследник престола - Борис Акунин Детская книга мой…

И вдруг улыбнулся – что умопомрачительно, как будто бы с облегчением.

Как вести себя в этой ситуации, Ластик не знал. Терять все равно было нечего, потому он выловил из-за гроба унибук, раскрыл и Наследник престола - Борис Акунин Детская книга включил перевод.

– Кровь кипит толчками… сердечко разрывается. Умираю, пришел мой час… Благодарю тебя, Боже, что явил мне перед гибелью волшебство величавое – воскресил невинно убитого принца, грех мой тяжкий, – вот что, оказывается, гласил сударь Наследник престола - Борис Акунин Детская книга, еле шевеля побелевшими губками.

Позже посмотрел на воскресшего мертвеца, уже не с страхом, а, пожалуй, с умилением.

– Ты кто еси? Надуманный образ альбо волшебство Господне?

«Ты кто? Примерещившееся видение либо Божье волшебство Наследник престола - Борис Акунин Детская книга?»

– Никакое я не видение, я обычный человек, – ответил Ластик и скосил глаза на экран.

Унибук, умница, сам перевел его слова на старорусский: «Аз есмь не надуманный образ, но тлимый человек».

– Аз тлимый Наследник престола - Борис Акунин Детская книга человек, – прочел вслух Ластик.

Правитель слабенькой рукою перекрестился:

– Се волшебство величавое. Сподобил Господь свово Ангела заради земли Русския плоть восприяти и облещися в тлимаго человека!

«Это величавое волшебство. Соизволил Господь Наследник престола - Борис Акунин Детская книга ради спасения Рф перевоплотить собственного ангела в плоть и сделать живым человеком!»

Повернул голову к двери и, хоть и тихо, но грозно отдал приказ:

– Падите ниц, псы!

Те двое разом брякнулись на колени Наследник престола - Борис Акунин Детская книга, но князь левый глаз уже прикрыл, а злодей Ондрейка и совсем смотрел на «ангела» прищурясь. Похоже, не больно-то поверил в волшебство.

Правитель заговорил отрывисто, замысловатыми словами – если бы не Наследник престола - Борис Акунин Детская книга унибук, Ластик навряд ли чего-нибудть сообразил бы.

– Слушайте, рабы, и будьте очевидцами. По собственной воле я отрекаюсь от королевского венца. Вручаю скипетр и державу принцу Дмитрию Иоанновичу, легитимному наследнику усопшего Иоанна Васильевича. Пусть правит Наследник престола - Борис Акунин Детская книга волшебно воскресшее дитя и пусть рассеются неприятели Российской земли! Объявите всему народу о величавом событии! А мне… Мне не считая прощения ничего не надо…

Он, кажется, желал сказать что-то еще Наследник престола - Борис Акунин Детская книга, но вдруг жутко захрипел, изо рта, из носа, даже из ушей потоками хлынула черная кровь – Ластик жалостно сморщился.

– Свиту, свиту зови, пока не погиб! – вскинулся вельможа. – Не то поразмыслят, это Наследник престола - Борис Акунин Детская книга мы с тобой его кончили!

Ондрейку как ветром сдуло. Неужто по правде погибает? Ластик соскочил на пол, ринулся к царю, приподнял его голову, а больше ничем посодействовать не смог. Жутко было глядеть, как Наследник престола - Борис Акунин Детская книга по усам, по бороде Годунова течет кровь, как растягиваются в ухмылке губки, желают что-то сказать, да уже не могут.

Донеслись клики, топот ног, и в малюсенькое помещение в один момент Наследник престола - Борис Акунин Детская книга набилось страшно много народу.

Бесцеремонно распихивая всех, вперед пробился принципиальный старик – толстый (вобщем, как и другие), седобородый, со сливообразным носом.

– Пошто стогнешь, сударю? Опоили зельем? Кто сии злодеятели? – враждебно воскрикнул он, наклоняясь над Наследник престола - Борис Акунин Детская книга лежащим.

– Я… сам… Сам… Промысел Божий… – просипел монарх и показал поначалу на Ластика, а позже на Василия Ивановича. – Он… Шуйский… изречет… мою волю…

И больше не произнес ни слова – кровь полилась еще пуще, затылок Наследник престола - Борис Акунин Детская книга самодержца стал несусветно томным, и Ластик додумался: правитель погиб.

Испуганно отдернул руки. Голова Бориса стукнулась об пол, а Ластик поскорей сел на лавку и забился в угол. Ему хотелось только Наследник престола - Борис Акунин Детская книга 1-го: чтобы на него не стали уделять свое внимание.

Бородачи смотрели на недвижное тело с схожим выражением – любопытства и кошмара. Некие закрестились, некие стояли так.

– Рцы, князь Шуйский, – произнес сливоносый (он из Наследник престола - Борис Акунин Детская книга всех, видимо, был самый старший). – Яви нам королевскую волю.

И низковато поклонился. Другие последовали его примеру.

Василий Иванович (верно, его фамилия «Шуйский», а не Шаинский и не Шиловский, вспомнил сейчас Ластик Наследник престола - Борис Акунин Детская книга) откашлялся, но начинать не торопился.

Унибук уже был наготове – здесь нельзя было пропустить ни одного слова.

– Слушай, князь Мстиславский, слушайте все вы, бояре и дьяки. Перед тем как умереть, правитель и величавый князь всей Рф Наследник престола - Борис Акунин Детская книга при мне и моем ближнем дворянине Ондрее Шарафудине, также в присутствии вот этого святого отрока повелел передать державный венец… собственному отпрыску принцу Федору!


Это весть никого не изумило – не считая Наследник престола - Борис Акунин Детская книга Ондрейки. Тот так и вылупился на вельможи своими кошачьими очами. Остальные же с энтузиазмом уставились на Ластика, который посиживал ни живой ни мертв и сконцентрированно смотрел в книжку – страшился повстречаться с Наследник престола - Борис Акунин Детская книга придворными взором. То, что князь Шуйский переврал волю Годунова, Ластика нисколечко не расстроило. Не хватало ему еще на королевский трон угодить! Вряд ли в истории был таковой самодержец – Ластик 1-ый.

Главный из бояр Наследник престола - Борис Акунин Детская книга, которого владелец именовал «князем Мстиславским», махнул рукою, все опять склонились бородами до самого пола, распрямились.

– Что ж, на то его королевская воля. А наше дело повиноваться.

Четыре придворных уважительно подняли с пола покойника, а Наследник престола - Борис Акунин Детская книга Мстиславский, разглядывая Ластика спросил:

– Кто этот мальчишка с книжкой? Почему сударь указывал на него пальцем? И для чего на лавке стоит детский гроб?

У Шуйского ответ был наготове:

– Боярин, этот отрок – величавый Наследник престола - Борис Акунин Детская книга схимник. Дремлет в гробу, питается росой и птичьим пением, Книжку Небесной Премудрости читает, в величавой святости пребывает. А на данный момент он у меня в доме гостит, оказал мне такую честь Наследник престола - Борис Акунин Детская книга. Когда мы давеча за столом посиживали, лицезрел, как я шептал на ухо его величеству? – Мстиславский кивнул. – Это я царю про молодого праведника говорил. Вот сударь, прими Господь его душу, и Наследник престола - Борис Акунин Детская книга пожелал поглядеть своими глазами. Желал, чтоб блаженное дитя за него помолилось. Только маестат (Это слово, разумеется, происходит от германского majestat – «королевское величество».) рот раскрыл помолиться, как его хватил удар. Отлично погиб сударь, перед Божьим Наследник престола - Борис Акунин Детская книга угодником. Дай Господи всякому такую кончину.

Все опять перекрестились, а Василий Иванович низковато поклонился Ластику. Поколебавшись, то же сделал и Мстиславский, за ним другие. Но энтузиазм к «малолетнему праведнику» очевидно поугас Наследник престола - Борис Акунин Детская книга – и Ластика таковой поворот дела очень устраивал.

Практически все последовали за мертвым телом, задержались только оба князя, да у дверцы незаметной тенью маячил Шарафудин.

Озабоченно почесав бороду и понизив глас, Мстиславский произнес:

– Ох Наследник престола - Борис Акунин Детская книга, не ко времени прибрал Бог сударя. Самозванец с польскими добровольцами и запорожскими казаками лупит наших воевод. Хитер он и изобретателен, уж мне ли не знать – сам с ним вел войну, еле живой Наследник престола - Борис Акунин Детская книга остался. Говорил я для тебя про сатанинскую птицу? То-то. Боюсь я, больно юн Борисов отпрыск, шестнадцать лет всего. Сдюжит ли?

– На то воля божья, – ответил Василий Иванович, и это было понятно Наследник престола - Борис Акунин Детская книга без перевода.

– Твоя правда, князь, – набожно построил глаза к потолку Мстиславский. – Хорошо, повезу новопреставленного Наверх, к королеве. Ну, клику будет…

И вышел. Ластик с наслаждением выскользнул бы за ним, но разве эти двое Наследник престола - Борис Акунин Детская книга отпустят. Вон как зыркал на него Шуйский своим выпученным правым глазом. О чем задумывается – не усвоишь.

Похоже, не только лишь для него это было загадкой.

– Пошто неистинно рек боярам, княже? – спросил Ондрейка Наследник престола - Борис Акунин Детская книга.

Ластика это тоже очень заинтересовывало. Чтобы ничего не упустить, он опустил взор в книжку.

– Зачем произнес боярам неправду, князь? Почему утаил про воскрешение принца? Что для тебя принц Федор? Какая от него Наследник престола - Борис Акунин Детская книга полезность? А этому, кто бы он ни был по сути, ты стал бы 1-ый ассистент и опекун. Никуда бы он от нас не делся. Ведь мы-то про него правду Наследник престола - Борис Акунин Детская книга знаем. Так, дитя?

Он подмигнул Ластику желтоватым глазом и оскалил в ухмылке маленькие острые зубы, как будто укусить собрался.

– Ничего мы про этого немчика не знаем, – ответил вельможа, как и раньше Наследник престола - Борис Акунин Детская книга всматриваясь в Ластика. – Отчего погиб? Почему вдруг воскрес? А может, он и не помирал совсем? Может, в обмороке был, а твои дурни не сообразили? Эй, книгочей, ты по-нашему, по-христиански понимаешь?

– Вообще-то Наследник престола - Борис Акунин Детская книга не очень, – шепнул Ластик в унибук, а позже прочел с экрана вслух. – Не вельми еще.

– Сам видишь. Куда его, такового, демонстрировать? Небезопасно. В чудеса верует чернь либо ополоумевший от испуга Наследник престола - Борис Акунин Детская книга правитель, а бояре ни за что не поверили бы. Ведь они-то отрока этого в гробу мертвым не лицезрели. Представили бы, что это мои происки. Они еще пока за Годуновых стоят. Ничего, пусть Наследник престола - Борис Акунин Детская книга Борисов щенок до поры поцарствует, а там видно будет.

И приподнял левую бровь, совершенно немножко, но щелочка сверкнула ярче обширно раскрытого правого глаза.

Ондрейка уважительно поклонился.

– Ты мудр, князь. Для тебя видней. Куда же Наследник престола - Борис Акунин Детская книга этого девать будем? В мешок, да в воду?

Расслабленно так спросил, деловито – Ластик от испуга унибук выронил.

Василий Иванович с внезапной для его комплекции проворностью наклонился, подобрал книжку, открыл на развороте Наследник престола - Борис Акунин Детская книга с какими-то аксиомами, поглядел и с поклоном вернул.

– Думай, что болтаешь, дурачина! Ты на лицо его взгляни! Разве он похож на обыденного мальчишку? А такие книжки ты когда-нибудь лицезрел Наследник престола - Борис Акунин Детская книга? В их непонятные письмена и волшебные знаки. Откуда его взяли твои шпыни (Это слово почаще употреблялось как бранное. В прямом смысле – представитель низшей прослойки городских жителей, не имеющий жилища и неизменных занятий Наследник престола - Борис Акунин Детская книга)?

– Не спрашивал.

Посмотрел князь на замершего Ластика еще некое время, пожевал губками и звучно, как у глухого, спросил:

– Ты откель к нам пожаловал, добросовестной отрок? Оттель? – Он показал на потолок. – Али оттель Наследник престола - Борис Акунин Детская книга? – Палец боязливо ткнул в пол. – Яка сила тя ниспослала – чиста аль нечиста?

– Долго говорить, – ответил Ластик, раскрывая 78 страничку. Говорить и по правде пришлось бы очень длительно, ну и не сообразил бы вельможа.

«Долго речь Наследник престола - Борис Акунин Детская книга», – перевел унибук.

– Долго речь.

Навряд ли вельможи устроил таковой ответ, но вопросов задавать он больше не стал – видно, уже пришел к какому-то решению.

– А хоть бы и нечистая. Сила – она Наследник престола - Борис Акунин Детская книга и есть сила. Прошу твою ангельскую милость быть гостем в моем убогом домишке. (Это словосочетание не следует осознавать в буквальном смысле; старомосковский речевой этикет добивался гласить о для себя и Наследник престола - Борис Акунин Детская книга собственном жилье в уничижительных выражениях.) Если же твоя милость не ангельской природы, а напротив, то я и такому гостю рад.

Василий Иванович Шуйский склонился перед Ластиком до земли.



nastavleniya-bozhestvennogo-uchitelya.html
nastavleniya-kratkogo-carstviya.html
nastavleniya-po-vizhivaniyu-v-konce-sveta-2-glava.html